28 июня — 30 октября 2022
Главное здание — Волхонка, 12
Пушкинский музей при поддержке банка ВТБ представляет выставку-посвящение братьям Морозовым — завершающую в череде проектов об этих великих коллекционерах в России и Франции. Созданные Михаилом (со страстью и эмоциональностью) и Иваном (с упорством и уверенностью знатока) собрания были одновременно практикой и мечтой, плодом напряженного труда и размышлений. По замыслу Ивана, его коллекция должна была стать идеальным музеем, продуманным до мелочей. В образе выставки, на время объединив французскую и русскую части собраний братьев, мы постарались представить, каким мог бы стать такой музей на протяжении ХХ столетия — в те годы, когда развивалась архитектура модернизма — благородно-сдержанная, немногословная и настраивающая на созерцание собранных московскими коллекционерами шедевров.
Иван Абрамович Морозов. 1892
Михаил Абрамович Морозов. Конец 1890-х
Старший сын Абрама Абрамовича и Варвары Алексеевны Михаил Морозов (1870–1903) с ранней юности не питал интереса к семейному бизнесу. Страстный театрал и неизменный посетитель всех художественных выставок, он устраивал роскошные обеды в своем особняке на Смоленском бульваре, приглашая художников и обсуждая с ними проблемы современного искусства. Открытость всему новому позволяла ему наряду с полотнами Михаила Врубеля и Валентина Серова коллекционировать иконы, эскизы Василия Сурикова, но в то же время интересоваться современной французской живописью. Стремясь разобраться в многослойной структуре парижского художественного рынка, он покупал и полотна модных салонных живописцев, и произведения постимпрессионистов, в то время еще не получивших широкого признания у себя на родине. Благодаря Михаилу Морозову в России впервые оказались полотна Эдуарда Мане, Клода Моне, Пьера Огюста Ренуара, Винсента ван Гога, Поля Гогена, а также единственная в нашей стране картина Эдварда Мунка.
Будущий коллекционер Иван Морозов появился на свет 27 ноября (9 декабря) 1871 года, менее чем через год после старшего брата Михаила. Он включается в дела семейного предприятия, Тверской мануфактуры бумажных изделий, где занимает посты директора-распорядителя, а затем председателя правления. После кончины Михаила в 1903 году Иван начинает уделять коллекционированию намного более значительное внимание, словно принимая из рук брата инициативу и превращая ее в миссию. Поселившись на Пречистенке в доме 21, он перестраивает этот особняк, превращая его в первоклассно оборудованное музейное помещение, и берет за правило регулярно посещать парижские выставки, галереи и аукционы, изучать труды по истории искусства, следить за прессой, пытливо осваивая сферу современной художественной жизни. 
До революции увидеть собрание Ивана Морозова, насчитывавшее 181 работу иностранных мастеров и 407 — русских, было не так просто, как открытый для посетителей дом Щукина: короткие сеансы были доступны лишь по воскресеньям. В конце 1918 года коллекция подверглась национализации и стала Вторым Музеем новой западной живописи; впоследствии именно в доме Морозова на Пречистенке расположится Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ).
На фото — особняк И. А. Морозова на улице Пречистенка

Импрессионизм. Начало
Гид по выставке
Покупки в знаменитой парижской галерее Поля Дюран-Рюэля стали точкой отсчета в сложении французской части собрания Ивана Абрамовича, для которого импрессионизм был не преходящим увлечением, а неизменной константой: первой вехой истории нового искусства. Неослабевающее внимание к наследию импрессионизма помогло Морозову превратиться из богатого, но скромного собирателя, прислушивающегося к мнению консультантов, в самостоятельного коллекционера-куратора с ясно определенным подходом. Так, предводитель импрессионизма Клод Моне в морозовском собрании предстал скорее не непримиримым вожаком, а создателем спокойных монументальных композиций. А ключевыми в коллекции стали работы-манифесты, такие как «Бульвар Капуцинок» Моне или «Портрет актрисы Жанны Самари» Ренуара.
Клод Моне. Бульвар Капуцинок в Париже (1873, ГМИИ)
Пьер Огюст Ренуар. Портрет актрисы Жанны Самари (1877, ГМИИ)
Портретный жанр в мягкой интерпретации Огюста Ренуара стал для Морозова наиболее близким в импрессионизме. Недаром так родственны этой эстетике и заказанные самим меценатом портреты: жены, Евдокии Сергеевны Кладовщиковой, выполненный Серовым, и собственный, по воспоминаниям, написанный всего за два часа Коровиным. С этими работами семейство коллекционера словно входит в галерею образов истории нового искусства, а импрессионизм становится частью домашнего быта: недаром в морозовской личной библиотеке книги о Ренуаре получили переплеты такого же облика, что и модные дамские журналы.
Константин Коровин. Портрет Ивана Морозова (1903, ГТГ)
Валентин Серов. Портрет Евдокии Морозовой (1908, ГТГ)
Сезанн.
Alter ego
Интерес к наследию Сезанна и понимание его основополагающей роли в истории нового искусства стремительно росли в 1900-е годы, а символическими событиями в этом процессе стали две выставки Сезанна на Осенних салонах — в 1904 и 1907 годах; значительную часть работ для них предоставил легендарный торговец картинами Амбруаз Воллар. Искусный подбор произведений стал для Морозова руководством к действиям: он искал и находил возможности приобрести — в основном у того же Воллара — именно те полотна, которые видел на выставках.
Поль Сезанн. Голубой пейзаж (около 1904–1906, ГЭ)
Поль Сезанн. Персики и груши (Около 1895, ГМИИ)
В его галерею коллекционер приходил со словами «Я хочу видеть очень хорошего Сезанна» и всегда умел найти желаемое. В отношении любимого художника Морозов действовал как историк искусства и знаток, решив представить в собрании весь диапазон творчества мастера — от ранней «Сцены в интерьере» до созданного в завершающие годы жизни «Голубого пейзажа». Для этой последней картины коллекционер, порой по нескольку лет выжидавший появления на рынке нужного полотна, специально держал свободное место на стене.
Поль Сезанн. Сцена в интерьере (В комнатах) (1869–1871, ГМИИ)
Пьер Боннар. Ансамбль вестибюля
Первая встреча Ивана Морозова с работами художника произошла на Осеннем салоне в 1904 году. В отличие от Сергея Щукина, пренебрегшего картинами Боннара, Морозов с 1907 по 1913 год собрал целую галерею работ мастера: 9 картин, 3 панно и монументальный триптих. Парадная лестница особняка Ивана Морозова на Пречистенке была оформлена панно Пьера Боннара, специально заказанными для этого пространства, что говорит о важности художника для коллекционера.

Этот заказ начался для Боннара с выполнения триптиха «У Средиземного моря» в 1910 году. И для живописца, и для осмотрительного коллекционера это предложение было смелым и требовало взаимного доверия: Боннар никогда до этого не выполнял панно таких размеров, а работать ему пришлось по фотографиям и обмерам. Результат понравился заказчику, и вскоре последовало новое предложение: теперь коллекционер просил Боннара оформить боковые стены вестибюля еще двумя монументальными композициями — панно «Ранней весной в деревне» и «Осенью. Сбор фруктов».
Пьер Боннар. Ранней весной в деревне. Панно (1912, ГМИИ)
Пьер Боннар. Осенью. Сбор фруктов. (1912, ГМИИ)
Дени. Музыкальный салон
Впервые Иван Морозов приобрел работы Мориса Дени в 1906 году на Салоне независимых, а вскоре посетил и мастерскую художника в Сен-Жермен-ан-Ле, где предложил Дени оформить монументальными композициями центральное помещение своего дома – Музыкальный салон. Темой для ансамбля мастер предложил античный миф о Психее, рассказанный Апулеем. История возвышенной любви должна была стать свадебным подарком Морозова супруге Евдокии Сергеевне. Напряженную работу над огромными холстами Дени закончил как раз к открытию Осеннего салона 1908 года, где цикл «История Психеи» был выставлен с пометкой «Предназначено для г-на И.М. в Москве».

Установленные в доме Морозова панно в январе 1909 года осмотрел и оценил сам Дени; он стал первым современным французским художником, прибывшим в Россию по приглашению своих московских почитателей. По его рекомендации Морозов дополнил первоначальный заказ «вставными» живописными панно и керамическими вазами самого Дени и четырьмя скульптурами его друга Аристида Майоля: к 1912 году ансамбль сложился полностью. Его своеобразной частью стали и три картины Дени, обрамлявшие вход в интерьер: «Зеленый берег моря», «Вакх и Ариадна» и «Полифем».
Морис Дени. Вакх и Ариадна (1907, ГЭ)
Морис Дени. Декоративная ваза (около 1909, ГМИИ)
Ван Гог. Эмоции и история
Наследие мастера, ушедшего из жизни в 1890 году, обрело признание и популярность в Европе на рубеже XIX–XX столетий. И если для одних художник был скорее олицетворением открытой эмоциональности, то для других — объектом вдумчивого исследования и важнейшей страницей истории нового искусства. Разумеется, Иван Морозов был приверженцем последнего принципа. Каждую из пяти работ ван Гога коллекционер выбирал целенаправленно и с особой тщательностью, и нередко в поисках «своего» ван Гога ему нужно было посещать и другие европейские столицы. Однако в одном случае покидать родной город не пришлось: летом 1908 года на салоне «Золотого руна» в Москве коллекционер приобрел «Ночное кафе» — одну из самых знаменитых картин ван Гога. Вскоре Морозов подобрал ей идеальную пару – созданную на тот же сюжет и в то же время работу Поля Гогена «Кафе в Арле». Увы, этот ансамбль распался в 1933 году, когда «Ночное кафе» ван Гога было продано из СССР в США.
Винсент ван Гог. Прогулка заключенных (1890, ГМИИ)
Винсент ван Гог. Ночное Кафе (1888, Художественная галерея Йельского университета)
Поль Гоген. Кафе в Арле (1888, ГМИИ)
Гоген. Медитация и экзотика
В создании своей коллекции из 11 полотен «французского таитянина» Поля Гогена Морозов неизбежно шел вслед за Сергеем Щукиным, создателем прославленного «гогеновского иконостаса», словно негласно соперничая с ним. Однако Морозов, верный своей неторопливой тактике, вел методичную и успешную охоту за произведениями для своей коллекции. Не торопясь, он выкупал, в основном у Амбруаза Воллара, понравившиеся работы, чаще всего выжидая по году-два.
Поль Гоген. Смерть (Matamoe). Пейзаж с павлинами
(1892, ГМИИ)
Поль Гоген. Великий Будда (1899, ГМИИ)
«Морозовских» Гогенов отличает мягкая, изысканная декоративность, а сам коллекционер досконально знал о роли каждой работы в творческом пути мастера и за новыми изданиями о художнике тщательно следил. Философской медитацией наполнены и аллегория прощания с родиной – «Цветы Франции», и обманчивое спокойствие «Пейзажа с павлинами» или «Таитянских пасторалей», и многослойный синтез мировых духовных традиций — полотно «Великий Будда».

Поль Гоген. Чудесный источник (1894, ГЭ)
В тонкой интерпретации Морозова экзотика искусства Гогена переплелась с новым пониманием роли неевропейских и народных культур, созвучным этнографическим научным и кураторским опытам начала ХХ столетия. Именно поэтому коллекционер, параллельно приобретая работы российских художников, вполне мог увидеть пересечения с эстетикой Гогена и в орнаментах и локальных цветах фольклорных сцен Бориса Кустодиева или Андрея Рябушкина, и в театрализованных фантазиях Бориса Анисфельда, и в горячих красках искусства Мартироса Сарьяна.


Фовизм. Цвет и движение
Гид по выставке
Иван Морозов целенаправленно составил одну из первых в мире коллекций первого «изма» ХХ века — фовизма, и отвел ей весьма значительное место в своем собрании. В 1906–1908 годах он активно покупает работы фовистов — Андре Дерена, Мориса де Вламинка, Отона Фриеза, Шарля Мангена, Альбера Марке и, конечно, их предводителя — Анри Матисса. А формально не входившего в группу, но близкого «диким» Луи Вальта Морозов выделил особо и приобрел целых девять его работ.
Андре Дерен. Просушка парусов (1905, ГМИИ)
Морис де Вламинк. Вид на Сену (около 1906, ГЭ)
Фовизм стал для Морозова своего рода «выводом» из методичного изучения сотен картин на парижских салонах, закономерной и заслуженной находкой. Поэтому уверенный в себе коллекционер был здесь неожиданно стремителен в покупках, нередко приобретая работы еще до окончания экспонирования на выставках. Интересно, что в домашнем музее Морозова многие картины круга фовистов получили рамы одинакового рисунка: они подчеркнули единство и целостность этого непокорного ансамбля, и яркие и динамичные работы ковром покрывали стены примыкающего к Музыкальному салону ключевого зала дома на Пречистенке.
Альбер Марке. Солнце над деревьями (1905, ГМИИ)
Сейчас они собраны вместе впервые за долгие годы.

Открытый финал
Гид по выставке
Первую картину Матисса Иван Абрамович приобрел в 1907 году, но серьезный интерес к творчеству художника развился лишь к 1909-му, когда он заказал Матиссу два натюрморта. Один из них, «Фрукты и бронза», неслучайно близок по композиции щукинской «Статуэтке и вазам на восточном ковре»: в 1908-м Иван Абрамович отметил для себя эту картину, которая уже принадлежала его московскому визави, и с тех пор, видимо, мечтал получить собственную «версию». Наверстав упущенное, Морозов словно закрепил успех, заказав Валентину Серову свой портрет именно на фоне этой долгожданной композиции французского мастера. А «Марокканский триптих» открыл московской публике «другого» Матисса – холодноватого, отстраненного, по-морозовски умеющего держать дистанцию.
Пабло Пикассо. Девочка на шаре (1905, ГМИИ)
Пабло Пикассо. Портрет Амбруаза Воллара (1910, ГМИИ)
Произведения Пикассо вначале появились в доме на Пречистенке словно исподволь: в 1908-м раннюю работу «Арлекин и его подружка» коллекционер, по-видимому, приобрел «на пробу», а покупка ироничного кубистического «Портрета Амбруаза Воллара» окрашена личным отношением Морозова к столь близкому ему торговцу картинами. А вот картина «Девочка на шаре» стала редкой удачей: шедевры «розового периода» уже тогда ценились высоко. Купленная в 1913-м из собрания Гертруды и Лео Стайн, она стала последним иностранным произведением в собрании Морозова.
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ
ПРОГРАММЫ
28 июня
Дискуссия «Коллекции Морозовых: принципы собирательства»
Выставка «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» не только открывает публике собрания двух братьев в беспрецедентном объеме, но и служит поводом для размышлений о целой плеяде покровителей искусства конца XIX – начала XX века. Как и всякие частные собрания, коллекции Морозовых демонстрировали вкусы и особенности темперамента их владельцев. Но в то же время эти собрания были зеркалом своей эпохи, в котором отражались новейшие тенденции в развитии искусства и приоритеты наиболее прогрессивных меценатов того времени. Важной особенностью собрания младшего брата, Ивана, был ее систематический характер – коллекция имела все шансы стать настоящим музеем современного искусства. Участники дискуссии обсудят историю формирования этой коллекции, ее структуру и историческое значение, и поговорят о том, насколько провидческими оказываются порой смелые приобретения собирателей.
Участники дискуссии:
Татьяна Юденкова — заведующая отделом живописи второй половины XIX – начала XX века Государственной Третьяковской галереи, главный научный сотрудник отдела русского искусства XVIII – начала XX века Научно-исследовательского института Российской академии художеств
Анна Познанская — заместитель заведующей отделом искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков ГМИИ им. А.С. Пушкина, куратор выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых»
Алексей Петухов — старший научный сотрудник отдела искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков ГМИИ им. А.С. Пушкина, куратор выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых»
5 июля
Лекция «Французское искусство на русских выставках 1891-1912 годов»
Братья Морозовы приезжали за картинами французских художников в Париж. Именно там им удалось составить свои коллекции: одному – экстравагантную, а другому – изысканную. А что видели москвичи и петербуржцы из современного французского искусства? Могли ли они составить себе сколько-нибудь адекватное представление о том, что творится в артистическом Париже? В 1890–1910-е годы в России прошло несколько выставок, на которых можно было увидеть современную французскую живопись и скульптуру в диапазоне от мастеров Салона до ван Гога и Матисса. На лекции рассмотрим основные выставки из этого ряда и поговорим о реакции русской публики на них.
Илья Дороченков — заместитель директора ГМИИ им. А.С. Пушкина по научной работе, кандидат искусствоведения, профессор факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге
12 июля
Дискуссия «Покровительницы искусств: Евдокия и Маргарита Морозовы»
На протяжении XIX века купеческое сословие в России переживало стремительное развитие. Особая роль в этом процессе принадлежала женщинам, которые не только самостоятельно управляли торговлей и предприятиями, добиваясь материальной независимости, но и активно занимались различной гуманитарной деятельностью. О том, какое место в обществе занимали жены крупнейших российских меценатов, поговорим на дискуссии «Покровительницы искусств: Евдокия и Маргарита Морозовы».
Анна Познанская — заместитель заведующей отделом искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков ГМИИ им. А.С. Пушкина, куратор выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых»
Алексей Петухов — старший научный сотрудник отдела искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков ГМИИ им. А.С. Пушкина, куратор выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых»
Галина Ульянова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, специалист по истории предпринимательства и благотворительности XIX – начала XX века
Екатерина Щёлокова
старший научный сотрудник, хранитель экспозиции Мемориальной квартиры Андрея Белого

19 июля
Лекция «Брат Иван. Из рода Морозовых»
Выставка «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» не только открывает публике собрания двух братьев в беспрецедентном объеме, но и служит поводом для размышлений о целой плеяде покровителей искусства конца XIX – начала XX века. Как и всякие частные собрания, коллекции Морозовых демонстрировали вкусы и особенности темперамента их владельцев. Но в то же время эти собрания были зеркалом своей эпохи, в котором отражались новейшие тенденции в развитии искусства и приоритеты наиболее прогрессивных меценатов того времени. Важной особенностью собрания младшего брата, Ивана, был её систематический характер – коллекция имела все шансы стать настоящим музеем современного искусства. Участники дискуссии обсудят историю формирования этой коллекции, ее структуру и историческое значение, и поговорят о том, насколько провидческими оказываются порой смелые приобретения собирателей.
Наталья Александрова
26 июля
Лекция «Морозов и его современники: люди вокруг искусства»
Выставка «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» не только открывает публике собрания двух братьев в беспрецедентном объеме, но и служит поводом для размышлений о целой плеяде покровителей искусства конца XIX – начала XX века. Как и всякие частные собрания, коллекции Морозовых демонстрировали вкусы и особенности темперамента их владельцев. Но в то же время эти собрания были зеркалом своей эпохи, в котором отражались новейшие тенденции в развитии искусства и приоритеты наиболее прогрессивных меценатов того времени. Важной особенностью собрания младшего брата, Ивана, был её систематический характер – коллекция имела все шансы стать настоящим музеем современного искусства. Участники дискуссии обсудят историю формирования этой коллекции, ее структуру и историческое значение, и поговорят о том, насколько провидческими оказываются порой смелые приобретения собирателей.
Алексей Петухов
Тематические экскурсии
с кураторами и научными сотрудниками по средам и четвергам
Алексей Петухов
29 июня, 18:00
Иван Морозов и парижский арт-рынок начала XX века

БИЛЕТЫ 
Анна Познанская
6 июля, 18:00
Михаил Морозов и его коллекция

БИЛЕТЫ
Александра Данилова
13 июля, 18:00
Кураторский взгляд на выставку

БИЛЕТЫ
Елена Коротких
20 июля, 18:00
Декоративно-прикладное искусство в коллекции Морозовых

БИЛЕТЫ СКОРО
Борис Клюшников
28 июля, 18:30
Встреча на выставке

БИЛЕТЫ СКОРО
Наталья Кортунова
4 августа, 18:30
Встреча на выставке

БИЛЕТЫ СКОРО
Елена Стёпкина
11 августа, 18:30
Встреча на выставке

БИЛЕТЫ СКОРО
КАТАЛОГ
Сувенирная коллекция к выставке
Будьте в курсе новостей о выставке
ГМИИ им. А.С. Пушкина
Москва, Волхонка, 12